Рейтинг@Mail.ru
Фев 1, 2018 13:14

ДАЙВИНГ РЭКИ, НОВЫЕ И СТАРЫЕ, ЗАБЫТЫЕ И ВНОВЬ СОЗДАННЫЕ (10 фото)

Малая Земля, Йонагуни, Окинава, Пирамиды…

С любезной подачи окинавского агентства Jumbo Tours и заботливейшей Асмик Папазян, соединияющей отличный русский с профессиональным японским, редакционная вылазка на самый-самый юго-восток Японии вышла богатой, поучительной – и не такой, как ожидалось. Александр Кротков осуществил четвертьвековую мечту: высадился на самом дальнем японском острове, нырнул на самую древнюю подводную пирамиду и написал самую длинную статью на сайте нашего партнера, журнала «Предельная Глубина».

Помню, это была сенсация из сенсаций: в часе лёта от Окинавы было обнаружено нечто, прозванное с лёгкой руки газетчиков японской Атлантидой – руины гигантской ступенчатой пирамиды неправильной формы. Говорилось, что руинам этим должно быть никак не меньше двух, а то и пяти тысяч лет.

Пока учёные круги упрямо не желали признавать, что ступени с безупречно ровными горизонтальными и вертикальными плоскостями не могли возникнуть по одной лишь случайной прихоти природы и без участия человека, непредвзятым людям было более чем очевидно: вот то, что заставит пересмотреть традиционные взгляды на историю цивизации на Земле! Хотя и среди непредвзятых мнений не было единства. Кто-то считал пирамиду древним святилищем, кто-то – могилой великого властителя, кто-то – просто каменоломней. А были и такие, кто утверждал, что это – космодром пришельцев.

Находка располагалась на доступной глубине у берегов Йонагуни, крайнего островка в пунктирной веренице спутников Окинавы, отделяющих прибрежное Восточно-Китайское море от открытого Тихого океана. На дворе 1987 год. Я смотрю «Клуб киноптушествий» и «Одиссею Кусто» – и не ныряю.

Пришельцы не любят, когда масс-медиа полощут их секреты. В моем журналистском архиве подборка про Йонагуни хранилась в папке «Несбыточное»: не верил, что когда-нибудь доберусь сюда.

Охотники за древностями отчего-то не устремились в эту точку, интерес к подводным руинам было особо нечем подогревать, и тайна пирамиды Йонагуни тихо ушла с новостной повестки дня. Первая научная экспедиция сюда была снаряжена спустя 12 лет после того сенсационного открытия. И хотя даже самые кислые скептики вернулись с Йонагуни с горящими глазами и с верой как минимум в рукотворное происхождение руин, тема иссякла и была предана многолетнему забвению. Пришельцы не любят, когда масс-медиа полощут их секреты. В моем журналистском архиве подборка про Йонагуни хранилась в папке «Несбыточное»: не верил, что когда-нибудь доберусь сюда. Знакомых в Японии нет, без приглашения визу не выдадут. Да и кто пустит на Окинаву, где сплошная американская военная база? Это ведь за что Окинаву прозвали «непотопляемыем авианосцем»!

Но тут другое дело: все оргвопросы принимающая сторона берет на себя. Если не переживать по пустякам, то всё происходит по плану, пусть и впритык. За пять дней до вылета курьерская почта приносит желтый пакет с вызовом из Окинавы. В тот же день посольство без придирок принимает документы. Ещё через 4 дня выдаются паспорта с визой.

В Домодедово Emirates не признаёт ни за дайверами, ни за фотографами никаких привилегий – и хотя норма 30 кг на человека, приходится раскошелиться за перевес. Тариф за кило – конечно, не как чёрная икра, но близко. Через Дубай на Осаку, оттуда внутренним рейсом All Nippon Airlines на Окинаву – и на другой день местным лёгким двухмоторным самолётом на Йонагуни. Полтора дня в дороге, и это только в один конец!

Что испытывает неискушённый чужестранец, даже и перечитавший недавно «Ветку сакуры» Всеволода Овчинникова, впервые лицом к лицу встретив японца – причём не одного, а сразу много? Оторопь, это как минимум. Вот регистрация на внутренние авиалинии. Хрупкие сотрудницы порываются лично тягать неподъемные подводные чемоданы. Непрерывно кланяясь и робко улыбаясь, усаживают нас с комфортом на кресла в зале и затем сами трижды бегают от стойки и обратно уточнять процедурные детали оформления багажа. Где ещё такое видано?

Островок Йонагуни встречает ветрами, самолёт хорошо помотало при посадке. Это субтропики: буйная растительность, влажная жара. Посёлок из бетонных некрашеных двухэтажных коробок, ничуть не похожих на изящные японские домики из туристических буклетов. Объяснение суровой простоты: частые тайфуны, последний из которых погулял по архипелагу за пару недель до нашего прилёта. В миниатюрном пансионе – чистые комнатки с окнами-бойницами, но с кондиционером, душем и туалетом. На первом этаже – отделанная деревом точка общепита, где столовались не только редкие обитатели пансиона, а и местные моряки, рабочие и прочий простой люд. Что мы знали о японской кухне? Ничего! Настоящая – она здесь, а не в московской круглосуточной доставке роллов и якитори.

Дальше уже Тайвань, который со скалы просматривается в ясную погоду: до него 111 километров, и от него исходит смутная угроза – хотя от континентального Китая она куда как ощутимее.

Нырялку обеспечивает семейное предприятие Yonaguni Diving Services – это один из шести дайв-центров: на полторы тысячи жителей – более чем внушительная плотность подводных услуг! Место базирования – рыбный порт под скалой, маяк на которой отмечает крайнюю юго-западную точку Йонагуни, префектуру Оканава и вообще всей Японии. Дальше уже Тайвань, который со скалы просматривается в ясную погоду: до него 111 километров, и от него исходит смутная угроза – хотя от континентального Китая она куда как ощутимее.

В помещении Yonaguni Diving Services – офисная стойка, пара кожаных диванов у длинного стола, где удобно собирать фотобоксы, а также столовая человек на двадцать: наверняка в высокий летний сезон тут – аншлаг. Октябрь – это конец тёплого сезона, но есть ещё зимний сезон, когда на Йонагуни приходят крупномерные пелагики, и дайверы соревнуются в проворстве с рыбаками-спортсменами. Талисман острова – большая рыба-меч, она же марлин и парусник. Их здесь в строго ограниченном количестве добывают на удочку.

В отдельном строении через дорогу – душевая, в ней мелкий бассейн с тёплой водой. Снарягу тут сушат на уличных вешалках, а в дождь – и в хорошо проветриваемом чистеньком сарайчике с насыпным гравийным полом, куда быстро впитывается влага. Приятные японские мелочи.

Одиночный дайв здесть стоит $75, пакет из двух – $113, три – $159. В ходу наличные йены – и, разумеется, кредитный карточки. Комплект снаряжения – $42 в день, всё в сносном состоянии. Все регуляторы – строго YOKE, переходников на DIN нет, так что с учётом «золотого» перевеса тащить с собой через полглобуса снарягу, возможно, не стоит. В итоге всё привезённое из Москвы, включая и наилегчайший сухарь Whites Fusion Sport, не пригодилось. Да, в прокате есть костюмы местного производства даже на рослых и плотных дайверов – и они отлично себя зарекомендовали.

От дайв-центра до причальной стенки, где стоят дайв-боты, пара минут пешком налегке. Снарягу подвозят  на микрогрузовичке: класс машин с поллитровыми двигателями широко представлен и на Йонагуни, и на самой Окинаве. За штурвалом лично хозяин дайв-центра господин Изуми Юхачиро, он твёрдой рукой ведёт посудину за портовый мол – и тут из-за южного угла накатывает вся мощь тихоокеанской зыби. Руины – у дальнего конца острова, хоть он и невелик, но получасовая дорога по гребням волн была чересчур изматывающей. Качка не щадит никого, и только учтивейшая переводчица Кейко, вышедшая в штормовое море, кажется, впервые в жизни, подавала дайверам пример невозмутимой стойкости перед лицом стихии – и ничуть не потеряла лица.

Десантироваться на пирамиду было решительно невозможно: сойдя в воду, нет шанса безопасно выбраться обратно на пляшущую корму. Плюс усилившееся подводное течение. Пошли по плану Б: погружаемся в близлежащие гроты – именно те, по которым наука даёт оценку возраста загадочным подводным руинам. В одной из таких пещер были обнаружены сталактиты. А они, являясь фактически высохшими наростами из грязи и воды, просачивающейся сквозь потолок вниз, могут, как известно, образовываться только на суше. Именно по возрасту этих сталактитов был сделан вывод: пещеры, как и соседние с ними руины, находились над поверхностью воды от двух до пяти тысяч лет назад.

Зато заход в воду рассчитан на самых взыскательных дайверов и дайверш! Не трап, а именно широченная лестница во всю корму, с решётчатой площадкой на метровой глубине. Шагать с неё непривычно, но удобно.

Надевать снарягу на пляшущем боте не слишком удобно, хотя палуба аккуратно оклеена нескользящей искусственной циновкой. Египет и Таиланд приучают к продуманным скамьям на дайв-деке – с гнёздами под баллоны. Здесь такого нет! Одеваться приходится или сидя на палубе спиной к борту, или, что менее безопасно, водружая собранную снарягу на борт и подлезая на полусогнутых, кто уж как изловчится. Зато заход в воду рассчитан на самых взыскательных дайверов и дайверш! Не трап, а именно широченная лестница во всю корму, с решётчатой площадкой на метровой глубине. Шагать с неё непривычно, но удобно. И удобно взбираться обратно на борт, даже и с разлапистой камерой.

Готов? Пошёл! Вода удивила прозрачностью: видно было метров минимум на двадцать, хотя смотреть было пока не на что. Изредка попадались красные и желтые мягкие кораллы. Ихтиофауна тоже не показывала изобилия: мелькали знакомые по Красному морю рыбы-хирурги, бабочки, клоуны над анемонами…

Гроты оказались неглубокими: скорее, это норы и лазы среди нагромождения валунов. Дайв-инструктор Наоми указывала нам на наросты, напоминавшие сталактиты – мы в ответ складывали пальцы в ОК. Да, классно, но за этим ли летели на другой конец земли? Вокруг Йонагуни полтора десятка дайв-сайтов, один прекраснее другого, но нам-то нужен в первую очередь понятно какой!

На другой день Пацифик снова встретил дайв-бот пенистой волной, а течение не вообще не дало дойти до руин пирамиды. Похоже, понятно, отчего изучение этого подводного объекта растянулось на десятилетия: вон геолог из морского университета Рюкю доктор Масааки Кимура потратил на исследование каменных строений и на составление их точного 3D-макета более 18 лет! Оно и понятно: руины располагаются в таком месте, которое силы природы надёжно берегут от любопытных.

Пасмурное утро третьего дня было безветренным. Волна пинала наш катер слабее обычного. Переводчица Кейко твёрдо стояла на палубе и сканировала горизонт с прищуром морского волка. Да: к качке можно привыкнуть. Выходим на точку: всего в сотне метров – отвесный берег, где кипит и брызжет океанский прибой. И…

Вот оно! Я помню всё по минутам.

Вот Наоми шагает с кормы в воду и после небольшой паузы даёт знак следовать за ней. Вот мы со сдутыми BCD солдатиком уходим на 15 метров и хватаемся за камни, чтобы течение не унесло в синьку.

Это знаменитые ворота Йонагуни! Но выглядят они не как нора в пещеру, не как лаз среди обломков породы, а именно как арочные ворота, сложенные из клиновидных каменных глыб, идеально подогнанных друг к другу.

Наоми подает нам знак следовать за ней, и из дымки выплывает невысокая, аккуратная и почти отвесная скалистая стенка, больше похожая на крепостной вал. С правой его стороны у самого дна – вход. Это знаменитые ворота Йонагуни! Они довольно тесны, двум дайверам не разойтись. Но выглядят они не как нора в пещеру, не как лаз среди обломков породы, а именно как арочные ворота, сложенные из клиновидных каменных глыб, идеально подогнанных друг к другу. Сразу же за воротами – дворик. Движемся дальше. Наоми командует забирать правее и предупреждает знаком о сильном течении. Вовремя предупреждает!

На уступе скалы стремнина подхватывает и тащит меня с такой силой, что, не вцепись я пальцами в выщерблину скользкой каменной стенки, меня тотчас унесло бы отсюда прочь в синюю пустоту океана. А ведь именно с этой точки открывается знаменитый вид на главную террасу, чьи фотографии обошли некогда первые полосы газет. Зрелище космическое!

В общей сложности провели у руин не более четверти часа. Проплывали над лестницами, окаймляющими пирамиду, над углублениями в скале, похожими на бассейн, над щелевидными коридорами и над ровными, как бильярдный стол, площадками…

Во время следующего дайва Наоми показала нам утёс, в котором угадывались черты человеческого лица, и кубическую четырёхметровую скалу. Как мог тут появиться куб? Идеальные горизонтальные и вертикальные линии на фоне хаотичного нагромождения окружающих подводных скал не оставляли сомнения: перед нами творение рук человеческих. А, может быть, сверхчеловеческих?

Аргумент в пользу человеческой версии: на Йонагуни есть традиционные надробные памятники, чьи ступенчатые формы отдалённо напоминают увиденное нами под водой. А ещё они напоминают московский мавзолей. Какой же развитой была та исчезнувшая цивилизация, чтобы вот так обрабатывать гигантские камни? Да и могла ли такая мощь зародиться на столь малом клочке суши? Хотя ведь нынешние японские острова некогда были частью древнего материка, по частям ушедшего на дно. Тогда – атланты? Атлантида?

Не станем отбирать хлеб у учёных. Путь загадка пока побудет безответной – а то как найдут ей научное объяснение, так сразу обнесут объект тремя рядами проволоки, как вон Стоунхендж. Отдали должное и сухопутным природным красотам Йонагуни. Над жилой зоной нависают гроты и скальные террасы. Зелёные холмы стыковались с морскими далями. Вдоль кругового шоссе, проложенного по самому краю обрывистого берега, пасутся местные мустанги – одичавшие ничейные лошади какой-то некрупной породы. Островная жизнь неспешно идёт своим чередом. Рыбаки всей артелью вручную разделывают утреннний улов, угощая прохожих свежайшим сашими. На крюке покачивается двухметровый марлин, который сейчас отправится в здоровенный ящик со льдом. На каждом углу – автомат с охлаждёнными напитками, в витрине которого вместо банок и бутылок стоят муляжи.

Паромами, самолётами, а то и космическими ракетами на маленький Йонагуни прибывают десятки, если не сотни тысяч туристов в год! Привозят даже школьников: наблюдение за красотой природы – обязательный школьный предмет. Зимой вода остывает до 24°, к острову подходят киты, и тогда организуются групповые выезды в формате whale watching, как в Норвегии, в Исландии или на Азорах, только чтоб поймать в кадр эффектный разворот хвоста или прыжок с брызгами. А в это время дайверы съезжаются поглазеть на акул-молотов, которые тусуются в акватории Йонагуни несметными стаями.

Окинава прежде всего всеяпонская здравница, а международный туризм здесь только набирает разгон. Есть высококлассные отели с пляжами, бассейнами и водными развлечениями, куда входит и дейли-дайвинг.

А вот ночные развлечения на Йонагуни равны нулю: ни баров, ни дискотек, ни даже караоке! Но для этого есть столица Окинавы – Наха. Здесь остановка на пути домой. И есть один день для дайвинга.

Дайв-клубы есть и по всей Окинаве, и в окрестностях Нахи, их десятка три, в том числе один на американской военной базе, но англоязычных едва полдюжины. Окинава прежде всего всеяпонская здравница, а международный туризм здесь только набирает разгон. Если по-семейному – то есть высококлассные отели с пляжами, бассейнами и водными развлечениями, куда входит и дейли-дайвинг.

Вот окинавский клуб Honu Honu Divers: прокатный прайс-лист такой же, как на отдалённом Йонагуни, дневной выход рассчитан на три дайва, но сами погружения – почти в полтора раза дороже! Зато бортовое питание – упакованные в стиле фаст-фуда наборы лапши, мисо, тофу, сашими и знакомых роллов.

Подводные ландшафты пригожие и незатоптанные, но едва ли они стоят отдельного упоминания после тех каменных громадин. Ещё из обязательной программы. Выдержать час исторического танцевального шоу, где нельзя снимать, а в финале одному из зрителей откусывает голову большой кукольный дракон. Пройти все ворота любовно восстановленного королевского дворца, где в каждой детали – сильное китайское влияние, а по бокам парные священные кошки, у одной из которых рот всегда открыт. Ну и заглянуть в одну из школ каратэ: Окинава – его родина. Не знали?

И если Окинава – это маленькая Япония (контуры и впрямь похожи, хотя масштаб площади и населения один к ста), то концентрация всего японского на Окинаве – это улица Кокусай. Три километра сплошного шопинга, общепита и шоу-бизнеса. Удобно, когда гостиница прямо на углу! Из секретных подсказок: надо прямиком шагать на центральный рынок, он многоэтажный и накрывает крышей несколько кварталов вместе с рекой, и в его недрах над бескрайними рыбными рядами целая галерея ресторанчиков, куда ходят местные жители. Меню по обычаю тех мест развешано на стенах: одно блюдо – одна вертикальная бамбуковая пластинка. Можно выбрать рыбину или морского гада у рыночного торговца этажом ниже, и в любом заведении покупку мигом превратят в подходящее блюдо.

Ехать ли отечественному дайверу на Окинаву? Да, если есть любопытство и нет боязни выйти за рамки привычного. Нырять ли на Йонагуни? Да, и ровно по тем же основаниям. Нет, это отнюдь не дёшево. И это совсем не попсово. Это не для всех. Но это на всю жизнь. И вкус суши уже никогда не будет прежним.

.

Автор Александр Кротков.

Источник  ПРЕДЕЛЬНАЯ ГЛУБИНА.

.

.

.

Комментировать