Рейтинг@Mail.ru
Апр 4, 2017 14:28

НА ЯХТЕ ПОД ФЛАГОМ США В СЕВАСТОПОЛЬ

Отдых или фильм ужасов?

Многие крымчане видят будущее полуострова безоблачным: море, великолепные пейзажи, толпы туристов и белоснежные яхты у побережья. Почему Крым сегодня не привлекателен для европейских и российских морских путешественников, «Примечания» поговорили с яхтсменом Алексеем Житковым.

Поводом к беседе послужил эмоциональный рассказ Алексея на страничке в Facebook о том, как он — гражданин России — пытался зайти в порт Ялты на арендованной яхте под флагом США. «Сегодня в Европе чартерные яхты очень популярны. Люди арендуют яхту и путешествуют по Средиземному морю вдоль побережья Турции или между Греческими островами. Все формальности по открытию границы занимают обычно 15-20 минут — столько уходит на передачу необходимых документов в службы через портового агента», — рассказывает Алексей.

В России законодательство настолько запутанно, что пересечение границы на арендованной яхте превратилось в настоящие мытарства. Все началось с контакта с местным крымским агентом. В Европе стоимость услуг людей, знающих все юридические тонкости и способных уладить пограничные, таможенные и портовые формальности, обычно составляет около 150 евро. Наш агент запросил по 1200 долларов за процедуру открытия и закрытия границы. Для сравнения: прокат яхт обходится в Турции 2000-7000 евро в неделю. То есть за «агентские» можно было еще неделю ходить у берегов Турции и в Крым носа не совать.

Следующий этап — подготовка документов. С агентом списались за две недели. Специалист уверил, что проблем с пересечением границы гражданами РФ на арендованной яхте не будет. На деле же оказалось, что для «комфортного» таможенного оформления необходимо, чтобы на яхте был нерезидент, который на время «ввоза» яхты будет назначен капитаном. И это агент поведал команде за три часа до выхода из порта Болгарии.

По приходу в Ялту в таможенной зоне яхтсменов встретили пограничники, таможня, санитарный контроль и Роспотребнадзор. Правда, Алексей признается, что точный состав встречающей делегации мог и перепутать. Пограничные формальности были улажены за 15 минут. А вот таможня добро не дала.

Дело в том, что в России нет отдельного законодательного регулирования в вопросах путешествий на яхтах и маломерных судах. Иностранное судно может быть ввезено как транспортное средство. При оформлении временного ввоза таможня должна затребовать депозит, который для яхты Алексея составит около 200 000 долларов (напомним, яхту мужчина арендовал, заплатив несколько тысяч евро). Откуда на борту может быть такая сумма, да еще наличными? Но даже если бы деньги нашлись, таможенник не имел ни малейшего представления, куда и как вносить депозит, и самое главное — как он будет возвращен при вывозе яхты.

Второй способ — оформление яхты как судна, занимающегося международными пассажироперевозками. Такой выход из положения используют в некоторых портах, и даже в нашем Сочи. Однако таможенник заявил, что в таком случае капитан должен предоставить целую пачку документов: договоры, билеты, кассовые чеки. И даже если эти документы найдутся, яхта не сможет простоять в порту более восьми часов.

Ситуация безвыходная, процедура таможенного оформления продолжалась более пяти часов. Решить ситуацию помогла только влиятельная рука высокопоставленных друзей Алексея. «Все яхтсмены — друг другу братья», — смеется мужчина. Таможенникам предложили оформить яхту как нуждающуюся в ремонте. Тогда стоять у стенки можно, но вот выходить из порта, чтобы осмотреть крымские красоты, — ни-ни.

Но как не пройти вдоль берега до Балаклавы и Севастополя? Ребята в срочном порядке нашли на берегу человека с молдавским паспортом. Затем, взяв его на борт, отправились в нейтральные воды и снова зашли на территорию РФ. Теперь с оформлением плавсредства проблем не было, и яхта смогла спокойно пройти вдоль берега.

Хотя слово «спокойно» — преувеличение. Еще одна особенность полуострова — огромное количество пограничных постов. Пограничники связываются с яхтой еще на подходе, узнают маршрут, флаг и прочие формальности. Также интересуются, есть ли на борту автоматическая навигационная система (АИС). На яхте Алексея ее почему-то нет, что впоследствии обернулось трудностями в передвижении.

«Чтобы выйти из порта, надо подать заявку пограничникам по телефону за четыре часа до выхода, что мы и сделали, но выходить нам запретили, ссылаясь на приказ ФСБ по пограничному режиму, в соответствии с которым ночная навигация без АИС запрещена. Восход солнца у пограничников был назначен на шесть утра, на это время нам выход и разрешили», — рассказывает Алексей.

На всем протяжении маршрута необходимо отчитываться о своем движении. «Что делают на яхте люди? Конечно отдыхают. Любуются красотами, едят, пьют, купаются. А тут кто-то вынужден постоянно находится в рубке и каждые 15 минут отчитываться новому посту. Причем при каждом отклонении пограничники задают странные вопросы. Например, у Ласточкиного гнезда мы решили встать ненадолго. А нам сразу же вопрос: «Почему не продолжаете движение?» Да какая разница? Может, я передумал», — удивляется Алексей.

По словам Алексея, в порту Ялты трудности возникли со швартовкой — вся причальная стенка разбита, торчат куски арматуры, вместо кранцев — огромные шины. Нужно постараться, чтобы не пропороть и не испачкать борт. В порту не нашлось стандартного разъема под 16-амперную вилку, пришлось мастерить самодельный удлинитель, но потребляемая мощность у яхты оказалась выше той, на которую рассчитан автомат. И его попросту выбивало. «Вдумайтесь, в огромном Ялтинском порту не нашлось возможности подключить к яхте электричество и пришлось заводить генератор!»

С водой было попроще, а вот с топливом — тоже проблемы. Заправки у воды прокуратурой были признаны вне закона, даже подвезти к причалу большую бочку или цистерну нельзя. Ни за какие деньги. По словам Алексея, местные заправляют свои лодки, подвозя горючее в обычных канистрах. «Сколько ходок надо сделать, чтобы наполнить 600-литровый бак?»

Поведение работников порта тоже вызывает странные эмоции. «Диспетчер спросил, под каким флагом наше судно. Электрик ответил, что США, после чего последовала гениальная фраза от диспетчера: «Вот пусть валят к Обаме и там бункеруются все!»

Не выдержав, беру тангенту и вежливо интересуюсь, что за советы в эфире раздаются, на что получаю ответ, что советы дает ФСБ, поинтересовавшись в лице кого, ответа не получаю. Но узнав от электрика, кто это был, прошу передать, что порты есть не только в теплом Крыму, но и в Анадыре, например, и должности соответствующие тоже. И если ребята из ФСБ узнают, что от их имени советы некультурные такие раздают, то могут и аттестовать туда служить», — делится впечатлениями Алексей.

Вообще, основной лейтмотив работы портовых служб, пограничников, таможенников — абсолютное нежелание помочь. «В Европе, например в Греции, которая гораздо хуже живет, чем современный Крым, люди понимают, что яхты — это деньги. Туризм яхтенный невероятно популярен, все это доступно. Но путешествие на яхте — это не три копейки. Люди, арендующие яхту, готовы платить за сервис, за стоянки в маринах, в рестораны ходить на берегу. Все это приносит реальный доход, поэтому пограничники и таможня тебе стремятся помочь. У нас этого нет. Первый посыл: зачем ты вообще сюда пришел? Разворачивайся кормой и вали обратно в Турцию!» — говорит Алексей.

На вопрос «Примечаний»: «Чем конкретно помогают?» Алексей привел пример. «При оформлении выхода в документах необходимо было указать порт назначения. Он меня предупредил, что писать в документах порт Крыма не стоит. Вход судов на спорную территорию Евросоюзом запрещен, и Болгария обязана такое судно остановить. В каком-то смысле болгарский таможенник сделал для развития яхтенного туризма в Крыму больше, чем все российские чиновники здесь», — смеется яхтсмен.

Председатель отдела развития туристско-рекреационного потенциала Севастополя Александр Железняк считает, что для развития яхтенного туризма в Крыму необходимы комплексные меры. «Это и развитие инфраструктуры, и строительство марин, стоянок, и изменения в законодательстве. Такие изменения, особенно в законах, не могут произойти сразу. Но нужны какие-то подвижки, послабления, чтобы яхты могли беспрепятственно к нам заходить уже сейчас. Нужно брать опыт других городов, хотя бы Сочи, и средиземноморских стран. И инфраструктура не появится в одночасье. Но даже если появится, то будет никому не нужна из-за непродуманного законодательства», — говорит чиновник.

Железняк считает, что еще одно убийственное обстоятельство для яхтенного туризма — всевозможные запреты. Нельзя подходить к берегу в районе Сарыча, нельзя подходить к берегу в заповедных и охранных зонах, тогда как во всем мире в таких местах ставят буи, чтобы якоря не портили дно, а заходящие яхты обилечивают.

По словам Алексея Житкова, интерес европейских и российских яхтсменов к Крыму и Черному морю огромен. Яхтсмены вне политики, они не боятся санкций и запретов, нестабильности в обществе, и готовы отправится к крымским берегам хоть завтра, если путешествие будет комфортным, а не обернется бесполезной тратой времени.

Ранее проблемы судовладельцев премьер-министру Дмитрию Медведеву изложил председатель «Деловой России» Севастополя Олег Николаев. Результатом доклада стало распоряжение премьер-министра России Дмитрия Медведева заняться развитием яхтинга в прибрежных зонах России.

.

.
.
.
Комментировать