Рейтинг@Mail.ru
Апр 27, 2017 19:08

ЧЕЛОВЕК – ЛЕГЕНДА

Сегодня отмечается 226 лет со дня рождения выдающегося человека, изобретателя и художника Сэмюэла Морзе

Если спросить среднестатистического гражданина о том, каких американских художников он знает, то — в зависимости от эрудиции и сферы интересов — можно услышать в ответ имена самых разных людей: от Бориса Вальехо до Норманна Роквелла. Есть, однако, одно имя, которое известно всем — и при этом вряд ли прозвучит… А жаль…

27 апреля 1791 года в городке Чарльзтауне близ Бостона (штат Массачусетс) в семье известного в Новой Англии христианского проповедника и автора первого американского учебника по географии родился первенец — Сэмюэл Финли Бриз Морзе.

Уже в раннем детстве у Сэмюэла обнаружились способности к рисованию. В школе ему доставалось от старого учителя за порчу классной мебели, которую он украшал изображениями людей и зверей, однако уже в пятнадцать лет Сэмюэл написал маслом картину, которая потом висела в городской ратуше.

По окончании школы 16-летний Сэмюэл поступил в Йельский университет, где продолжал увлеченно заниматься живописью. Его учителем и наставником стал Вашингтон Олстон, знаменитый американский художник и поэт.*

В 1811 году Сэмюэл отправился вместе с Олстоном в Старый Свет, чтобы изучать живопись и скульптуру в студиях крупных европейских мастеров. Вашингтон Олстон, профессор Лондонской королевской академии художеств, считал, что у его ученика из Нового Света блестящее будущее. Ведь именно Морзе был удостоен золотой медали за выпускную работу – картину “Умирающий Геркулес”. Еще он замечательно писал портреты…


Портрет Лукреции, первой жены изобретателя с детьми

Морзе подавал большие надежды как художник, но его сковывало то обстоятельство, что он безоговорочно принял на веру модную тогда интеллектуальную концепцию, будто живопись, посвященная исторической старине, гораздо выше искусства, отображавшего жизнь современников.
Морзе прожил в Лондоне еще два года, познакомился со многими известными художниками, поэтами и общественными деятелями. Однако богемная жизнь довольно быстро истощила финансы Морзе, и в 1815 году он вынужден был вернуться в родной Бостон.
Вернувшись в 1815 году в Америку, Морзе очутился в стране слишком грубой и неотесанной, слишком занятой и слишком бедной, чтобы признать искусство, столь далекое от действительности.
Да, его исторические полотна вызывали восхищение — но плохо раскупались: современников молодого художника больше привлекала возможность увековечить себя в портретах. Что ж — уже в 1817 году Морзе получал шестьдесят долларов за портрет и мог писать по четыре полотна в неделю. Совершив поездку по Югу, в 1818 году он вернулся с тремя тысячами долларов, что позволило ему жениться на Лукреции Уокер из Конкорда.

Портрет написан в 1822 году.

С этим капиталом Морзе переехал в Чарльстон (штат Южная Каролина), забросил портреты и следующие полтора года посвятил работе над огромным историческим полотном для Палаты представителей в Вашингтоне. Картину, впрочем, продать не удалось, деньги кончились — и Морзе снова отправился в Нью-Йорк.

Активный по натуре, Морзе был признанным лидером молодых американских художников. Он основал национальную академию рисования (National Academy of Design) и был ее первым и бессменным президентом с 1826 по 1845 год.

Сэмюэл считал, что молодые американские художники должны иметь возможность учиться живописи не только в богатой культурными традициями Европе, но и у себя на родине, в Америке. Поэтому в 1829 году он снова отправился в Европу для изучения организации школ рисования. Казалось бы, ничто не предвещало, что вполне состоявшийся зрелый человек, талантливый художник может оставить дело, в котором так преуспел. Впоследствии Морзе скажет: “Я посвятил свои молодые годы только живописи. Но, как оказалось, не смог забыть поразившую меня в юности фразу, услышанную на лекции по естественным наукам: “Если электрический ток встретит задержку на своем пути, он станет видимым”. Эта мысль была первым семенем, из которого много лет спустя в моей голове выросло изобретение телеграфа”.
Итак, в 1829 году Морзе вновь едет в Европу. Он хотел создать картину, которая заинтересовала бы Америку, никогда не видевшую ни в копии, ни в подлиннике «Мону Лизу», «Тайную вечерю» и другие произведения искусства. Он написал полотно «Галерея Лувра», чрезвычайно интересное с точки зрения композиции — на заднем плане этой картины Морзе сумел разместить множество шедевров, так что зритель смотрел на одну картину, а видел сразу несколько живописных полотен.


«Галерея Лувра».

Изобретатель

Создание телеграфа – это увлекательная и полная неожиданностей история. Интересно, что главными героями в ней не всегда были ученые-физики, изучавшие электричество. К ней имеют отношение и французский священник Клод Шапп, и русский ученый-востоковед Павел Шиллинг, и бургомистр немецкого города Магдебург Отто фон Герике, и итальянский профессор анатомии Луиджи Гальвани. Но, пожалуй, самым известным среди “непрофессионалов” стал американский художник Сэмюэл Морзе.
Нью-йоркские газеты 7 октября 1837 года оповестили читателей о том, что “г-н Сэмюэл Финли Бриз Морзе получил патент на изобретенный им аппарат – электромагнитный самопишущий телеграф”. Заметку в редакцию принес сам счастливый автор. Накануне он продемонстрировал работу телеграфного аппарата в Нью-Йоркском университете. Сигнал был послан по проволоке длиной 1 700 футов. Однако ни научные мужи, ни присутствовавшие на демонстрации финансисты и промышленники должным образом не оценили его детище.
Широкая публика увидела в новом аппарате забавную электрическую игрушку. Приговор научных мужей был куда более суровым: Морзе – обыкновенный авантюрист!
Он просто объединил несколько успешно действующих технических изобретений и попытался выдать их за новинку. Сам Морзе никогда не утверждал, что у него не было предшественников. Иногда он “придумывал велосипед”, потому что о некоторых уже существующих изобретениях просто не знал. Так было, например, в случае с пишущим аппаратом мюнхенского профессора Штейнгеля. В других ситуациях Морзе сознательно использовал уже сделанные открытия для достижения своей цели, которая состояла в том, чтобы создать электрический аппарат, способный передавать информацию на расстояние. Поэтому мимо его внимания не прошло открытие датского физика Ханса Кристиана Эрстеда, открывшего законы взаимодействия магнита и электрического тока. Морзе считал, что усовершенствовать созданное и с пользой применить известное бывает не менее сложно, чем придумать что-то новое. Впоследствии он писал своему компаньону Альфреду Вейлу: “Никто даже не подозревал, какого беспрерывного труда стоила мне работа над моим аппаратом. Я был окружен недоброжелательством и подозрительностью и не видел ни сочувствия, ни помощи. У меня совершенно не было средств, я отказывал себе даже в пище. И только мысль о том, что в моих руках изобретение, которое облагодетельствует миллионы людей, поддерживало меня в моих испытаниях”.
Нельзя сказать, что интересы Сэмюэла Морзе ограничивались живописью. Еще в Йеле он посещал популярные тогда лекции об электричестве, однако прошло много лет, прежде чем Морзе заинтересовался этим предметом всерьез.

В 1832 году Морзе, преисполненный на­дежд, упаковал холсты и вернулся в Америку на пакетботе «Салли»,который вышел из Гавра в Нью-Йорк 1 октября 1 832 года.
Он взошел на борт «Салли» художником, а высадился на берег изобретателем. Когда Морзе сходил с корабля, он сказал капитану Пеллу: “Если вы когда-нибудь услышите о телеграфе, то знайте, что он был изобретен на борту доброго корабля “Салли”.
На борту зашел разговор о европейских опытах по электромагнетизму. Незадолго до того была опубликована книга Фарадея, а его опыты повторялись во многих европейских ла­бораториях. «Извлечение искр из магнита» было одним из чудес того времени.
История сохранила нам имя человека, который в один из вечеров 1832 года завладел вниманием пассажиров, собравшихся в кают-компании пакетбота «Салли», пересекавшего Атлантический океан. Это был знаменитый врач, изобретатель новых методов наркоза Чарльз Томас Джексон. *
Он прославился у себя на родине как открыватель новых средств обезболивания. А в далекую Америку отправился по приглашению коллег, чтобы прочитать курс лекций о малоизвестном в медицинских кругах наркозе. Джексон был человеком всесторонне образованным и общительным. Однажды, желая развлечь заскучавших во время долгого морского путешествия попутчиков, он показал им забавный опыт. Смысл его заключался в том, что магнитная стрелка компаса начинала колебаться, если к ней поднести провод, подсоединенный к гальваническому элементу. Доктор Джексон обратил внимание, что один из пассажиров особенно внимательно наблюдал за его действиями. Вечером незнакомец подошел к Джексону на палубе. Он сообщил о себе, что является американским художником и большим любителем естественных наук. Правда, вопрос, который он задал, свидетельствовал о том, что в этих науках, в частности, в последних открытиях в области электричества, он разбирался слабо. Морзе спросил, долго ли ток идет по очень длинной проволоке. “По проволоке любой длины ток проходит мгновенно”, – ответил доктор. Потом он несколько дней наблюдал, как художник взволнованно ходит по палубе, изредка что-то рисуя в своем блокноте.

Морзе высказал предположение, что сочетание искр может быть использовано как код для переда­чи сообщений по проводам. Эта идея захватила его, несмотря на то, что ему были почти неиз­вестны даже самые основные правила электри­чества. Морзе в то время твердо верил, что американцы могут добиться чего угодно, стоит только крепко взяться за дело. Что из того, что нет специальных знаний и подготовки (бог вразумит!). Двадцать лет он потратил на изучение живописи; тем не менее ему и в голову не приходило, что карьера изобретателя-элект­рика тоже требует подготовки.
Наброски, сделанные Морзе на «Салли», демонстрируют его мысль об использовании им­пульсов электрического тока для приведения в движение пера. На них видно также, что он не знал, каким образом из батареи полу­чается ток.

Картинки по запросу сэмюэл морзе
Итак, взойдя в Гавре на корабль художником, Морзе сошел с него в Нью-Йорке изобретателем. Что было потом? Потом было три года безуспешных попыток сделать по своим чертежам аппарат. Три года, проведенных на чердаке дома своего брата Ричарда. Три года, выброшенных на ветер, что совершенно естественно для человека, столь далекого от техники…

В эти дни неудачи преследуют Морзе во всем. У него умирает жена, и он остается с тремя детьми — без денег, душевного покоя и видов на будущее. Он получает отказ даже на предложение написать картину. Воспользовавшись былым знакомством с французским коллегой, художником Луи Дагером, изобретателем фотографии, он становится первым в истории Америки фотографом, но и это не приносит ему дохода.

От голодной смерти Морзе спасает место преподавателя эстетики и рисования, полученное им в только что открывшемся Нью-Йоркском университете. Спасением это оказалось и для его изобретения.
За месяц плавания он набросал предварительные чертежи, а затем соорудил импровизированную лабораторию на чердаке в доме своего брата, Ричарда Морзе. Сэмюэл решил ни много ни мало изобрести электромагнитный телеграф…

НА ВЕРШИНЕ СЛАВЫ

Спустя годы бедность Морзе уже не грозила. Более того – он стал одним из самых уважаемых и обеспеченных граждан Америки. Воспользоваться новым изобретением захотели многие частные предприниматели. Уже в 1 846 году в Рочестере (штат Нью-Йорк) была открыта первая американская частная телеграфная компания, которая построила линию между Балтимором и Филадельфией. А через десять лет телеграфом пользовались уже во всех крупных европейских странах. В благодарность за его изобретение в 1858 году десять европейских государств преподнесли Морзе 400 000 франков. Вершиной признательности американцев своему талантливому и настойчивому соотечественнику был памятник, установленный в Нью-Йорке в 1871 году. Этот подарок страна преподнесла своему гражданину к его 80-летию.

Картинки по запросу сэмюэл морзе
В начале XIX века только целеустремленные и упорные люди могли рассчитывать на успех, да и то лишь в том случае, если их стремления совпадали с интересами государства. Когда Морзе бросил живопись и избрал карьеру изобретателя, он сразу превратился в «человека своей эпохи».

Несмотря на появление в дальнейшем более быстродействующих аппаратов Юза, Уитстона, Бодо, телеграф Морзе широко применялся не только в XIX, но и в XX веке. В 1913 году российская телеграфная сеть на 90% состояла из аппаратов Морзе.

А телеграфная азбука стала подлинным изобретением-долгожителем. В 1851 году несколько европейских стран согласованно внесли в нее незначительные коррективы, и код стали называть сначала континентальным, а затем международным. Но в основе его по-прежнему оставались сочетания точек и тире, предложенные Морзе…

.

Источник  Ugolieok.

.

.

.

Комментировать